Анастасия Эльберг
@stacieelberg
Мощная ✨ Вдохновляющая ✍🏻 Проактивная🌍 Писатель. Соавторский псевдоним - Эра Эльто.
Стихи
У тебя два лица, говорит мне седой шаман...
У тебя два лица, говорит мне седой шаман. Между ними - все сон, колдовской дурман. Твоя жизнь - королевство кривых зеркал. Ты всегда обретаешь то, от чего бежал. У тебя два пути, говорит мне седой шаман. Но если ты спишь, то дорога твоя - туман. Огонь в твоем сердце, огонь у тебя в руках. Но ты и себя, и других обращаешь в прах. У тебя две души, говорит мне седой шаман. Пока не сольешь их, все лица твои - обман. Если не хочешь вернуться, сжигай мосты. Самые сложные вещи всегда просты. Но как принимать мне то, от чего бегут? Где мне искать лекарство от этих пут? Где она, правда, которую все так ждут? Старый шаман прикасается пальцем ко лбу И отвечает: "Тут".
8
1
221
Много слов и много лжи - до утра...
Много слов и много лжи - до утра. Разбегутся вновь по свету ветра. Маску вон, мне от огня и до льда. А под маской - как всегда, пустота. Задремал мой бог до темной луны. Просыпаюсь - возвращаются сны. И куда ни глянь - туман-седина. Здравствуй, вот и ты, тишина. Я искал тебя меж звезд, средь дорог. Обретал и вновь терял между строк. Слушал тех, кто мне кричал: "Говори!". Замолчал - и осознал: все внутри. Моя песня - она здесь, средь полей. Это шепот всех лугов, дрожь ветвей. Это свет и тьма, печаль, высота. И царица всех вещей - красота. Не увидишь, если спишь наяву. Не поймешь, не натянув тетиву. Обожжешься, потянувшись к звезде. И проснешься, прикоснувшись к себе. Мое счастье, есть ли что-то ценней? Что важнее - чистота, звон цепей? Свежий ветер ли, привычная клеть? Неизвестность, занесенная плеть? Выбирай же, дорогой, милый друг. Выбирай - и разрывай этот круг. Вновь вдохни - и вспоминай, как летать. И пусть сердце отзовется - опять.
15
1
264
Бессмертие
Когда загустеет тьма, жизнь подойдет к концу, ты досмотришь свой сон во сне, Хмурый Харон повезет тебя через Стикс, и плывете вы в матовой тишине, А вокруг ничего - только мгла и луна, да и та на дне. Когда назовешь свою боль своим именем, и отпустит она едва, Когда переплавится ненависть в счастье, ночь поглотит слова, Ты думаешь: жизнь ошибалась, а смерть, как всегда, права. И вот, наконец, Харон улыбается: вечность смотрит тебе в глаза. "Все вам пустая суть, поиск и в дождь, и в град, а в конце - гроза". И покой застилает тебя изнутри - темный шелк и стекло-слеза. "Шаг твоей веры тверд, а у Бога тверда рука - только выйдет срок, Повернется спиной твой хранитель на перекрестке семи дорог И поплывет он со мной в этой лодке, твой распрекрасный Бог. Люди торопятся жить - не долюбил, не допил вина, не долил свинца, Ты не трудись, дружок - просто побудь собой, улыбнись, не держи лица. Свет - он внутри. А твое путешествие - это путешествие без конца".
12
0
221
Колыбельная лунного кота
Город укрывает золотая тень. Сумерки проводят уходящий день. И, как засияет звездный небосвод, Спину выгибает сонный лунный кот. Наступает вечер - снова много дел. Проследить, чтоб ветер громко не шумел. Сделать ярче звезды, взбить все облака. Натянуть на небо бархат и шелка. Убаюкать реку, нашептать ей сны. И послушать сказку госпожи-луны. Баю-бай, мой город, шепчут фонари. Будешь спать спокойно с ночи до зари. Что тебе, мой город, видится во сне? Осень ли ты ищешь? Грезишь о весне? Что таишь ты в сердце? Горечь ста разлук? Знаешь ли, что рядом самый добрый друг? Тихо в подворотнях, темен небосвод. А под фонарями бродит лунный кот. И спокоен ветер, взбиты облака. По душе всем звездам бархат и шелка. Кот бесшумной тенью проскользнет в окно. Свечи погасили, спят уже давно. В миску из фарфора добрая рука Налила сегодня гостю молока. Кот свернется мирно у знакомых ног. Пусть не будет больше страхов и тревог. Пусть не будет больше горестей и слез. Тихое дыханье в мире добрых грез. Баю-бай, мой город, шепчут фонари. Будешь спать спокойно с ночи до зари. Что таишь ты в сердце? Горечь ста разлук? Знай, всегда он рядом - самый добрый друг.
11
3
389
Помнишь те дни...
Помнишь те дни, когда были свободны и, как огонь, дики? И покорялся нам ветер, я принимал дары из твоей руки. И говорил тебе: вот тетива и стрела, это - наш общий лук. Главное - слушать, идти и любить, жить, не размыкая рук. Что же теперь, моя девочка? Ухо мое до сих пор чутко. Не в том ли моя беда, что, растворяясь, ныряю я глубоко? Ты так любила свой свет, я же скрывался в привычной тьме. Сердце твое - весна, я же отдал свое вековой зиме. Песня твоя, как и раньше, прекрасна, тонка и до слез чиста. Но не осталось ни тропки, ни жизни, ни одного моста. И я по привычке склоняюсь и слушаю: где же суть? И я поверю тебе, моя девочка. Поверю когда-нибудь.
11
1
326
Десять нот
Безымянная мельница поведет лопастями лениво - и примется за тебя. Ты так упрямо ждешь, воздвигаешь глухие стены, прячешься от себя, Отправляешься за мечтой - от огня до льда и дотла, и еще огня - К храму чужого бога, всех за собой маня и судьбу кляня. Только та истина, что находишь ты, мертвая. Не твоя. И по всем волнам лишь она - твоя безутешная страшная тишина. А ты ловишь ее, как радар, ты живешь ей - волна, а потом война, И на этой войне она и не мать тебе, не сестра тебе, не жена, Перекресток семи дорог, и куда ни ступи - а дорога твоя темна, Ты ныряешь все глубже, только, как ни крути, не достать до дна. "Я ведь умер, давно уже умер - только что-то во мне до сих пор живет". Ты так чуток, что кажется, можешь услышать не семь, а все десять нот. Жаль, их не хватит на то, чтобы спеть о боли - и ни вплавь, ни в брод, И в стотысячный раз начинаешь дорогу к счастью, взлетая наоборот.
9
0
319
И не поймешь - то ли жизнь...
... и не поймешь - то ли жизнь, то ли вехи былого сна. Сотни и тысячи зим - ни за одной не пришла весна. Снова ныряешь - и понимаешь, что не достать до дна. Столько разорванных писем, столько забытых строк. Столько всего обратилось в бесплотный немой песок. И тишина. Глаза закрываешь - и боль постучит в висок. Правда и боль - бесконечный и вечный порочный круг. Кажется, вот он, твой голос, прекрасный забытый звук. И есть все ключи - но заветная связка скользит из рук.
14
4
418
Сказка о старом боге и его сыновьях
Как-то раз старый бог заскучал. Он позвал двоих сыновей, и вот они налегке Переходят жемчужный мост, утопая ногами в небесном седом волокне-песке И восходят на Райскую гору, что зелена, а с боков у нее спускается по реке. И одна все течет себе вверх, а вторая - по руслу, бежит и теряется вдалеке. Говорит отец братьям так: "Каждый - бог, властелин и хозяин своей судьбы. Кто-то, как та река, выбирает жизнь без преград, без забот и пустой борьбы. И никаких тебе странных вопросов, выбора и сомнений, "если бы да кабы". Пусть те, другие, всю свою жизнь провоюют за правду и разбивают лбы. Все в ее мире ладно и правильно - солнце, луна, дожди и ветра, восход. Деньги и счастье - все, что считается, то считается, любит и ценит счет. Все осязаемо: реки текут с горы, рассвет начинает день, зима начинает год. Днем - голубое небо, ночью же - мгла и усыпанный звездами небосвод. Что до второй реки - она выбрала самый сложный из двух основных путей. Под ней - та тропа, что ведет чередой незнакомых порогов к душе теней. Выше и выше река поднимается в гору, путь тяжелее, ветер же все сильней. И, наконец, получает то, что искала - связку с ключами от всех дверей. И потечет река дальше, холодна и темна, для других же - пугающе глубока. Ее не вмещает русло, теснЫ ей привычные теплые узкие ниточки-берега. У нее будет все, что ей нужно: если увиделось глазу, дотронется и рука. А если она затаилась, то не сдалась - собирает силы для следующего броска". Молчит младший брат, смотрит на зеркало-гладь реки - голубая сталь. А ведь и правда: ночь завершает день, а уходит январь - и идет февраль. Упрямое вечное время продвинется на виток т продолжит свою спираль. Сменится век, другой - а люди пытаются склеить разбившуюся скрижаль. Старший же брат глядит на вторую - ту, что стремится вверх и не ждет чудес. Река миновала равнину, преодолела пропасть, течет себе теперь в темный лес. Потом она рухнет к подножью горы. Но придет время - поднимется до небес.
4
1
310
Сказка про короля и луну
Король, твое золото пахнет кровью - а ты все его очищаешь ветошью. Помнишь, как ты вдыхал - и секунда казалась тебе бесконечностью? Было - ходил по канату бесстрашно, не видя толпы и забыв о ярости. Было, любил - и зло исчезало, смысл оставался в минутной радости. Было - и ты ей хотел подарить весь свой мир, целый мир, Вселенную. Уравнение без чисел, знаков и постоянных - только лишь переменные. Кто бы меня послушал в момент, когда ногу занес над пропастью. Страхом закрыты глаза, а душа заперта на замок из гордости. Брось уже эту чушь и оставь в стороне шелуху своего величия. В совершенстве ошибок нет, а в подобном не быть отличиям. Снова вдохни и послушай, как ночь пропоет тебе песню лунную. Посмотри, как луна достает из огня обновленную душу юную, Помечает ее звездой и опаляет волшебным холодным пламенем. "Что бы ни было в прошлом - пусть остается навеки каменным. Было ли больно, ждал ли, стучался ли в двери, другим закрытые, Откроешь глаза - и соловей пропоет тебе песню давно забытую. Счастье не купишь монетами - хоть золотыми, хоть даже медными. Счастье уйдет от закрытой двери, будь мы хоть трижды верными. Счастье лишь постучит и останется ждать - в дом оно не попросится. Вот тебе связка ключей: тут есть и тот, что гостю придется по сердцу".
7
3
383
Баллада о сереброкрылой птице
В глубине небес да во тьме, Скрывшись ото всех подо льдом, Плавится в холодном огне Птица с серебристым крылом. Шепчет птице тихо луна: "Прошлое прошло да ушло. Ты теперь осталась одна, Больше не расправить крыло. Будет - и дорога-петля Странника к тебе приведет. За спиною лес да поля, За спиною реки и брод. Странник держит путь налегке. Только в сердце прячет от всех Песню на чужом языке. Песню из веков и из вех. Путнику дорога светла. Пой же - я тебе подпою. Пой о том, как долго жила В черном одиноком Раю. Пой о том, как ранней весной Солнце, милый вестник тепла Мир накроет жаркой волной, Прошлое сжигая дотла. Пой мне о любви, не молчи. Пой да разбивай зеркала. Пой, как свет одной лишь свечи Отделяет правду от зла. Пой - ведь до великих побед Тяжек путь - да славен финал. Пой - и вечность в тысячи лет Станет мигом тем, кто молчал. Путнику дорога трудна. В мертвом океане из слов Тонет, опускаясь до дна, Окунаясь в пламя костров. Будет день - и ступит нога На заветный горный утес. Будет день - иссохнет река Высохнет и море из слез". Труден путь, да воля тверда. Был бы нечет - будет и чет. Страннику - живая вода, Песня да холодный полет. Птица, звездный лед-серебро, Много лет в холодной дали, Снова расправляет крыло: "Уходили от земли корабли. Много лет в холодной тиши, Много лет в глазах лишь тоска. Что же, коли ищешь - ищи, Складывай минуты в века. Что же, коль идешь - так иди. Как бы ни был сложен твой путь, Что бы ни ждало впереди, Главное - с него не свернуть".
8
0
285
Баллада о путнике и хозяйке вод
Тысячи стран видел путник, много где побывал. Тысячи яств он отведал, чего только ни пивал, Жил во дворцах и на воле, прятался среди скал. Годы же брали свое - он почувствовал, что устал. Если рожден, умираешь - свят и един роковой закон. Он выбирает восток из четырех мировых сторон. Там будет море - белый песок и прозрачность волн. Так путник и засыпает - и видит чудесный сон. Он оказался в краю лесных нимф и чужих болот. И ни души, и безлунная мгла - только река течет. И ни моста, а вода холодна - разве что если вброд. Он оступается, тонет - и попадает к хозяйке вод. Хозяйка его привечает - тут всегда ждут дорогих гостей. Пусть он расскажет ей несколько радостных новостей, Пусть не боится да угощается - так и согреется поскорей. И пусть полюбуется на невест - на хозяйкиных дочерей. Старшая дочь всех пленит красотою немого льда. Сам темный омут - вроде спокойная в нем вода, Но коли нырнешь - так и не вынырнешь никогда. Младшая дочь же прекраснее всех полевых цветов. Много ей дарят подарков, но только лишь пара слов - И все они превращаются в самых преданных из рабов. "Слуги, не спите - подлейте-ка гостю еще вина. Шутка ли - прыгнуть, взять и доплыть до дна?". И, когда над столом воцаряется полная тишина, Вдруг подает голос первая "будущая жена". "Что тебя держит там, путник? Горы все да поля. Скоро увянут цветы да иссохнут твои моря. И превратится в пустыню твоя земля. Сколько ее ни топчи - а все это зря. Ты оставайся здесь, ешь да пой и рядись в шелка. Жизнь наша нетороплива, бессмысленна и легка. А если вдруг навестит по былым временам тоска - Она пропадает, так ветер уносит случайные облака". "Коли путь начат, младшая молвит, будет закончен путь. Все-то ты ищешь намеки и знаки, все-то ты ищешь суть. Сколь от себя ни беги, не обманывай - а не обмануть. Не возвращайся. Толку-то? Прошлое не вернуть. Лучше взгляни-ка: тут есть и жемчуг, и залежи янтаря. Вот уже ночь на исходе, небо светлеет, придет заря. Кого ты из нас выбираешь? Скажи-ка нам, не тая. Ты уже умер - но и со смертью все думаешь про себя?" И просыпается путник - он видит деревья и горное озерцо, Ясное небо, солнце нещадно палит, оно светит ему в лицо. А голос хозяйки звучит у него в ушах, и щемит в груди: "Как вдоволь наумираешься - ждем тебя, приходи".
11
3
288
Свет мой...
Свет мой, воздвигнутых стен не беречь, не хранить границ. Так мне остались лишь тени и сумрак пустых страниц. Столько вокруг - да без сердца все тени унылых лиц. И я смотрю в небеса, провожая волшебных птиц. И одна, что летит выше всех, так светла, золота, проста. Вторая прекрасна, как солнце, и холодна, как луна, чиста, Руку протянешь, раскроешь ладонь - и останется пустота.
9
0
194
Романс
(подражание Марине Цветаевой) Как чужой была бы вся - боль. Как бы правдой та была - роль. И ни фальши среди всех - нот. Коли тонешь, вот тебе - плот. И не целовал бы я тебе - ног. Не искал бы среди всех - строк. И слова твои всегда - мед. Только как ни прикоснись - лед. Замереть, не тронув впредь - струн. И смотреть в глаза пустых - лун. И потерян вдалеке - след. И был счастлив, говорил - свет. От добра тебе искать - зла. Что осталось мне теперь? Мгла.
12
2
319
Колыбельная
Дремлет мой город, скрывшись в прохладе от глаз чужих. Ночь - это время историй про мертвых и про живых. Время луны, тишины и надежд - шаг до отметки "ноль". Время, когда от любви остаются лишь пустота и боль. Время, когда по карнизам и крышам течет молоко-туман. Время безмолвной молитвы и силы, время открытых ран. Время холодных небес, время уютных знакомых стен. Время себя обмануть, ненадолго продлить свой плен. Время постылых улиц и лабиринтов былых грехов. Время вина, глупых мыслей, время чужих стихов. Время, когда не в окно - только в душу глядит луна. Время полета в пропасть, где нет и не будет дна. Время иллюзий, время голодных ночных котов. Время сожженных давно и навек мостов. Спи, моя девочка - вот ночной ветер задул свечу. Спи, согреваясь и прижимаясь к чужому тебе плечу. Спи безмятежно и сладко, пусть тебе снятся сны. Спи, засыпая зимой и просыпаясь в руках весны. Я же как-нибудь перебьюсь в объятиях тишины.
10
2
286
Странник
Давай, подыши-ка, счастье. Вдохни - и солги мне еще разок. Банальность - наши пустые надежды, стертые в порошок. Ты всегда отмеряла четко - я же брал быстро и на глазок. Я растрачивал нежность, ты набирала немного впрок. Я - господин ключей, но не по зубам мне такой замок. И вот я лежу и молчу, уставившись в потолок. Странник - потерян на карте и затерялся в чужом песке. И ветер в спину, ночь разжимает пальцы в немой тоске, Утро проснется влажной травой и останется на щеке. Больше мне ничего не нужно - я путешествую налегке, Твержу твое имя на ставшем тебе бессмысленным языке. И думаю - найдешь ли достаточно света на следующем маяке.
6
1
304
Мой декабрь
Счастье мое, мой декабрь приходит бесшумно, на мягких холодных лапах. Что мне тебе рассказать? У пустоты и у отчаяния есть свой особый запах. Чем дольше ты ищешь, тем дольше плутаешь на самых знакомых тропах. Чем дольше молчишь, тем ясней понимаешь - дело отнюдь не в нотах. Так отпусти меня - мы оба выбрали, пусть оказались чужими роли. Кто-то стремился к свободе, кто-то стремился сбежать от боли. Кто-то пришел за огнем, кто-то остался с холодным пеплом. И на рассвете мы навсегда расстаемся с попутным ветром. Счастье мое, пусть будет так - и не коснется тебя тревога. Если дорога - то пусть свободна, светла и чиста дорога. А если мысли - то быстротечны, незримы, мнимы. О том, что мы были и вечно будем неразделимы.
8
2
313
Причастие
Мое счастье одето в белое, гуляет по лугу зеленому и собирает ладонями чистыми маков цвет. Что бы ни делал я, а без нее не живется мне и не дышится: будто открыл секрет - но чужой секрет. Ночью в окно постучится луна - а мне не спится и не мечтается, жду, когда снова придет рассвет. И вот набираю я в легкие воздуха, а счастье мое улыбается, держит в руках кровавого цвета шелк. "Мой дорогой язычник, все-то ты мечешься, маешься, молишься, ищешь, сжигаешь - вот и себя ты сжег. Подойди, причастись, преклони колени - вот она, истина, вот она, правда. Я - настоящий бог". А я недвижим и безмолвен. И счастье мое, покачав головой, растворяется и отправляет меня во тьму. Сотнями жизней привязан я к телу, сгораю и, птица-феникс, в тысячный раз возрождаюсь в своем дыму. Надо бы мне уж очнуться и жить, и лишь одна загвоздка: все в этом мире сделано только по образу твоему. И я, как безумный, шепчу и шепчу: "Не отдам тебя никому".
8
3
263
Пророчество
Когда ночь обернет черным бархатом Все вокруг, мир зальет тишиной, В темном зеркале озера матовом Изучает себя с тоской Одинокая дева-красавица, Что приходит всегда на мост. И в косу заплетает, молчальница, Полумесяц и пару звезд. "Что грустишь ты, моя луноликая?", Говорит ей царица вод. "Голос тих твой, и песня тихая. Но в долине растаял лед. Он придет, вот увидишь - сбудется. Уведет он тебя за собой. Ну, а если случится - заблудится, Тогда ты ему просто спой. В твоем сердце такая музыка - Не сыграть и на сотне струн. Ты когда-то в нем видела узника, Но сменилось с тех пор много лун. Он придет к тебе поздним вечером, Переступит он твой порог. Проживи ты хоть сотню вечностей, А любовь к нам приходит в срок. Не гони ты его, луноликая, Накорми, напои вином. И дорога, слезами омытая, Вам обоим покажется сном. Что о счастье не знают несчастные, Называют своей судьбой. Что о счастье не знают счастливые, Называют чужой тропой. Ты в ладонях своих, луноликая, Сохрани свой родной секрет. Дремлет сила в тебе великая. Ты в себе заключаешь свет". Просыпается утром солнечным, Вновь подушка мокра от слез. И к окну - а под небом безоблачным Погоняет пастух стадо коз. Повезло пастуху - не узник он. Знай себе все живет-поет. А на сердце - все та же музыка. Значит, сердце все так же ждет.
12
5
361
Баллада о сестрах
Закручинилось лето красное, Платьев шелк убрало в сундук. Оставляет одно - атласное, Провожает своих подруг. "Совсем скоро над нашим озером Засеребрится кромка льда. От цветов, что в лесу березовом, Не останется и следа. На лугу за холмами высокими Пожелтеет ковер-трава. И свеча над моими строками Светит слабо, едва-едва". И вот вечер, холодный, пасмурный, Постучал, как бедняк, в окно. Ночь сшивает печаль из радости, Драгоценное ткет сукно. Ну, а осень, царица золота, Легкий шаг, величавый стан, Все бредет по дорогам города, Завернувшись в седой туман. "Что-то лето мое невесело, Будто я ему главный враг. А когда-то встречало песнею...". Говорит осень лету так: "Посмотри в небеса, красавица. Видишь там перелетных птиц? Вот и ты, молодая странница, Путешествуешь вне границ. Придет время - и солнце сменится Госпожой темноты - луной. Придет час - в серебро оденется Этот мир и уснет с зимой. И весной, чье дыханье свежее Воскресит и прогонит тлен, Вновь проснется в тебе безбрежное. Не разбить, не поставить стен. Возвращаются птицы-странники Из заморских чужих краев. А сердца, перемен посланники, Паутину снимают снов. И весна запоет чистым голосом Колыбельную всей Земле. Тронет щеку пушистым колосом И уляжется на траве. Принимай перемены как должное. Коль река глубока - есть брод. То, что ложное - будет прошлое. И не бойся, иди вперед. Вот умытое солнце довольное Улыбается с высоты. Возвращается обновленное. Так вернешься сюда и ты.
10
2
359
Маленький принц
Мой мальчик, о чем размышляешь ты в этот полночный час? Ты пишешь письмо, подбираешь венок стихотворных фраз? Рядом ли та, кому ты подарил себя, та, кого ты назвал своей? Или же дни твои - лишь череда, что приходит вперед ночей? Что тебе видится в небе - звезды и черный блестящий шелк? Дремлет ли кошка, что притаилась на мягком ковре у ног? Мой маленький принц, потерявшийся где-то меж двух миров. Мой маленький странник, что целую вечность не видит снов. Бог и властитель небес и лесов, тот, кто держит земную твердь, Каждому вдоволь отмеряет - счастье, и горе, и жизнь, и смерть. Пусть, когда сердце болит, шаг тяжел, а в глазах - тоска, Будет тебе утешитель незримый, слезы утрет пусть моя рука. Помни, мой мальчик - ведь после горя и самой большой беды Горный ручей принесет тебе воду, и вновь зацветут цветы. Так засыпай - ведь всех нас ожидает далекий и трудный путь. Мы оступаемся, но продолжаем и учимся видеть суть. Мы ошибаемся - счастья узнать не дано, не пролей мы слез. Мы обжигаемся - так отличаем мы правду от детских грез. Тонем - не утонув, не постичь глубину, переплыв моря. Темная ночь нам дана для того, чтоб за нею пришла заря. Помни, что я всегда рядом, а мое сердце всегда с тобой. Пишешь ли, думаешь, спишь ли, ведешь разговор с луной. Мой маленький принц в поисках первой из всех планет. Когда-нибудь ты найдешь свой единственно верный свет.
9
1
406
Колыбельная лунной птицы
За спиной ее сто верст, сто морей, Города да пепелища костров. Впереди - печаль да сумрак ночей, Радость дней да тишина вечеров. Темно небо - расправляет крыло. Лунной птицы долог путь, и она Притаится, поглядит за стекло. Но никто не ждет ее у окна. Ветерок колышет пламя свечи. Ставни птице ветерок распахнет. Серебром сверкая в темной ночи, Птица песню для луны запоет. Для луны да для прекрасной сестры, Задремавшей у стола при свечах. Вечер долгий, далеко до весны, Лишь печаль - дорожки слез на щеках. "Госпожа моя, в слезах правды нет. Правды нет в его медовых речах. Пусть приснится тебе ясный рассвет, И не вспомнишь ты о черных ночах. Госпожа моя, пусть холод-зима, Сердце не замерзнет вовек. Ведь страшнее всех - та тюрьма, Где себя закрыл человек. Доставай свой самый лучший наряд, Алый бархат, золотые шелка. Пусть горит, как прежде, твой взгляд, Пусть походка будет легка. Выходи и заводи хоровод, Наливай своим подругам вина. Тот, кто для тебя - он придет. Долгий путь - проводит луна". Ветер птице вновь окно распахнет: "Вот и все, тебе пора, торопись! Долог путь, тяжел полет, кто-то ждет!" Поведет она крылом - снова ввысь. А сестра ее все спит, и во сне Видит деву, что поет у костра. Та смеется ей - а в ярком огне Разглядит она два лунных пера.
8
2
328
Неотправленное письмо
Моя жертва давно искупила саму себя, а спаситель уж снят с креста. Что ни день - только ночь за моим окном, забыта и кружевом залита, Замирает рука над письмом - моя правда, безмолвная зыбкая чистота. У беды моей взгляд тяжел, легок шаг, голова трезва и темны глаза. В сердце - лед, не растопит его ни молитва, ни золото, ни слеза. Уходишь, приходишь и ждешь урагана - вечность, короткие два часа. Кто бы ни создал мир, но в программе теперь обнаружен сбой. Ты - мое солнце и лето, ты - моя жизнь, мое горе и мой покой. Ты - моя бесконечность, а мир пахнет кем угодно - но не тобой.
7
1
324
Silentium
Счастье - я помню точно - пахнет как тихая музыка, Теплая ночь под твоей рукой. И мгла моя растворится, боль успокоится, Голод насытится, снова придет покой. Кто-то не верил, кто-то поверил сердцу, кто-то - Глазам, а остальное додумал сам. Нас создал один архитектор. Только тебя - По каким-то немыслимым чертежам.
9
4
319
Пара слов, последний взгляд и кивок...
Пара слов, последний взгляд и кивок. Ты уходишь - я смотрю в потолок. Все как раньше - не друзья, не враги. Если хочешь уберечь, то солги. Милый друг, не говори, что больна. У медали не одна сторона. И внутри, как прежде, шепот-прибой: "Если хочется заплакать - так пой". И рука моя замрет над письмом. Уходи и окажись кратким сном. У тебя есть три лица - и ничье. У моей тоски есть имя. Твое.
12
3
330
И он говорит ей: осень тебе к лицу...
И он говорит ей - осень тебе к лицу. Мы остановимся в паре шагов от Рая. Все начинается, все подойдет к концу. Мы остановимся здесь - не идти до края. И он говорит ей - это не стоит слез. Все твои слезы придут и уйдут с дождями. Время - вода. Слышишь ли стук колес? Что-то да было - только уже не с нами. И он говорит ей - все это просто сон. Слишком хороший, чтобы казаться правдой. Поезд уедет - и снова пустой перрон. Что-то сломалось. Не по плечу награда. А за спиной - полумрак позабытых слов. В кафе за углом подадут чуть остывший ужин. А за окном - только вопли ночных котов. "Как он там? Счастлив ли? Не простужен?" Она отвечает бармену - лучше бы мне не пить. Он говорит проводнице - вина, это долгий путь. И она думает - помни, только посмей забыть. И он говорит - поскорее меня забудь.
12
2
468
Вечера коротать и ночами дышать в висок...
Вечера коротать и ночами дышать в висок. Полчаса до утра - легкокрылый осенний ветер. Главное в сказке - в свой срок подвести итог. Ярче горит и быстрей оставляет пепел. Просто забыть все, что было, открыв окно. Кто-то там счастлив, кому-то не нужен повод. И, как бы мы ни молчали, а все одно. Октябрь забирается тихо под самый ворот. Вот моя осень - туманы, ветра, дожди. И вечный путь в ожиданьи тепла и мая. А ты забываешь, и, руки прижав к груди, Как мотылек, полетишь на другое пламя.
6
0
270
Кэцуми и луна
Приходя живым после битв, Слез не льешь, не шепчешь молитв, Будет новый день, новый шаг, Знать бы, кто тут друг, а кто враг. Ни за чьим не прячься плечом. Льду не суждено стать огнем. Говори им всем, что сильна. А цена - она на то и цена. Быть и тетивой, и стрелой. Больно - улыбайся и пой. Кто же не бывал побежден? Срок придет для новых имен. Только тяжело по ночам. Есть замки, да не по ключам. Столько слов - да нужных все нет. Тысяча следов - не тот след. Все, что ни искал - все во тьме. Лето уступает зиме. Все, что ни искал - миражи. Башня, где одни этажи. Тьма - и ни мечтать, ни уснуть. Тьма - и ни вернуть, ни тонуть. Шепот сердца, шелест волос. Главный, самый важный вопрос. И свободна - только в плену. Сядешь по привычке к окну. Вроде умерла - а живешь. Вроде и не ищешь - а ждешь. Сколько ждать, подруга-луна? Сколько еще буду одна? Скоро ль доплыву я до дна? А в ответ - опять тишина.
7
1
369
Кем бы мне ни быть без тебя....
Кем бы мне ни быть без тебя. Ждать, дыханье вновь затая, Слушать перезвон декабря. Счастье - что лучи по воде. Горе - что черта на листе. Боль - что на чужой высоте. Вот он, наш последний восход. Шкалит датчик одиноких пустот. Кем ни быть - а сердце все ждет. Кем бы мне ни быть без тебя - Не твоя, мой бог. Не твоя.
4
4
256
В черно-белом кино стынет кофе...
В черно-белом кино стынет кофе, а вечер сломал каблук. Сто бессонных ночей, время счастья, сплетенных рук. И тишина - и луна повторяет знакомый, привычный круг. Верно - с тобой мы ни ближе, ни дальше, чем свет и тьма. Смеяться и плакать, и ждать, расставаться, сходить с ума. Что ни вопрос - а ответ все один: "Выбирай, выбирай сама".
10
0
388
Ты - моя осень
Ты - моя осень. Ты начинаешься в январе и кончаешься январем. А между ними - века, мостовая, что дремлет, уставшая, под дождем, Кошка, что греет чужое кресло, ставший чужим без тебя мне дом. О чем бы ни думалось, мое счастье - все о тебе. Или же ни о ком. Моя боль - она дольше вечности: упоительна, осмотрительна и терпка. Я не раз звал ее по имени, но она оставляет мне дуновение ветерка, Полуночный шелк, предвечерний бархат, последнюю трель сверчка - А смерть - так у той вовсе "занято" на мобильном, короткие два гудка. "Мой дорогой экзорцист, ты много поешь - жаль только, невпопад. Я хотел ведь как лучше, припас тебе Рай, а ты выбрал личный Ад, Затаился в темнице, ключ проглотил... и вот здрасте. Опять назад? Я не являюсь когда попало, к кому попало или ко всем подряд. Ты не подумай, я бы забрал тебя - только ведь это все будет зря. Ты не раз захлебнешься в море, позовешь меня, проклянешь себя, Но когда-нибудь ты дождешься нового. Только обычного января".
16
3
456
Бессонница
Ночь опускается на твой город - бессмыслица есть покой. Точка сменяется долгой паузой, четко поставленной запятой. Правда становится истиной - чистой, мучительной и простой. И сколько бы нот ни искал и не звал, не получается ни одной. Сколько ночей подряд темнота застилала оловом и свинцом. Лишь постучаться к ней и свернуться у ног одичавшим псом. Улыбнуться, прижаться, остаться, ответить на зло добром. Не думать о будущем, жить настоящим, хотя бы и только сном. Счастье судьба запирает - десяток дверей, миллион замков. Сотни пустых страниц между нами, вязь из пустых стихов. Тонкая грань между Раем и Адом - дыхание лучшего из миров. "Я же просто застрял между ними. Сумрак - и не найти следов". Осень нальет тебе вермута - небо чернильно и сожжены мосты. Ветер перебирает четки, свободный, и улыбается с высоты. Месяц уныло считает звезды, смерть собирает свои кресты. Мир все кружится и вращается в ритме немыслимой суеты. "Вот остановится - кто-то возьмет меня за руку. Но не ты".
14
0
370