Философские
Отображение: популярные
Фильтры
По дате публикации
Упорядочить
От авторов
Продвигается
Горе
Мальчик родился здоровый, не вурдалак. Подписав контракт, будет рядом бог. Правда у соседки по палате мальчик умер, Узнал у мамы подростком выпевая, уже хитёр. Вот по пьянке Рая залетела, надо рожать. Бросил мальчик Раю, можно больно ужалить. Денег нет, проблемы навалились грузом, Не развязывающимся узлом. Сидит один, рядом пистолет, проблем нет. Раздался телефонный звонок, а в ответ... - Алло? - Собираем деньги смертельно больным, время для спасения мало... - Кто мне поможет? Пистолет? Ты поможешь? Глядит он прямо в смерть. Рыдая греховными слезами, уходит тьма с ночью. Страх смерти, вспомнил Раю. Простила Рая бедного героя стиха. Занимались любовью допоздна. Только умерший мальчик, соседке по палате, По-прежнему мертв, вот это горе.
33
0
15462
Дюна
Частицы золота, Как пыль, Вдохнуть и погрузиться в сон, Там где в песках в тебя влюблён, Там где погиб весь славный дом, Моим пристанищем,покуда, Водой отмщения не буду, Сквозь тени призраков ветров, Песчаных древних городов. "Стихорецензия " P.S Полное погружение.
15
1
1780
Полуголые
Нас ничего так сильно не пугает, как то, чего действительно хотим. Сажаем зерна, а плоды сжигаем в надежде без интима свить интим. Мы режем горло всем рефлексам, пытаясь жить без наготы. В трусах трудней заняться сексом, а без трусов — не так горды. Один на трон, другой на эшафот. Война за "право быть живым", но разве слабым будет тот, кто сам желал быть таковым? Я пробую стереть предубеждение. Когда же, друг мой, до тебя дойдет? Как только ты признаешь поражение, ты победишь на десять битв вперед.
18
3
2960
Сияние
Все бежало в пустую вечность – я лишь стоял, А теперь без оглядки в грядущее снова мчусь Через снежную пустоту по твоим стопам, Попадая под ливень из сорванных с неба чувств, Перепачкаю тропы следами своих стихов, И быть может, стирает их времени сонный вихрь, Но всегда безмятежный дух и всегда лихой Обнаружит свое подобие где-то в них. Пусть вселенная станет пеплом в пылу стыда, И безмолвие доползет до ее глубин, Мне так важно собой остаться, сбегая в даль, Но я сам ухожу спиною в ее клубы́. И во гуще тумана не выцепит образ взгляд И волною немого звука не выдаст мир. До пустот пожирает сознание Хронос-тля, А мне просто хотелось остаться собой самим... Коли правда заменит в сущем и кайф и боль, Сокрываясь во сердце каждого в этом сне, Да пребудет ее сиянье всегда с тобой, В отражении чистоты бесконечный свет.
6
4
776
PRO
Философские от pro авторов
Настежь.
Снова открытая дверь, Но в неё не заходит никто. Внутри ведь не ждут, Знают уже, что болью обожгут. Зависти люди бывают порой, Но они все об этом молчат, Лишь за спиною дела свои творят И пакости разные говорят. Тебя обманут, любовь украдут И вновь сердцу боли придадут, Что дверь закроется вновь И уже скрыта будет на крепкий засов...
9
0
390
Уценок
Меняются взгляды на яркую жизнь, Покажись в неглиже, оценят на десять, Ставят запрет: "от слов удержись" Не хочешь - сексист, а завтра повесят. Абстрактность ушла, становится проще, Короче становится речь у людей, Без ярких идей, паразиты рабочих, И прочих открытых другими дверей. Забыта мораль, для слабых осталась, Продалась уценком с забытых торгов. Значение слов другое досталось, Конец поколений для мира готов. 2019
35
24
501
КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Холодное небо, холодная земля. С холодной старой дверцы срывается петля. Холодные вожди у холодного руля. Холодные сюжеты в несыгранных ролях. Небо падает сверху, тоску нагоняя. Тоска тихо шепчет, тоска расслабляет, Невнятные мысли сжимают мозги, И никуда не деться от этой тоски. Депрессия в окнах забытых районов: Разбитые жизни несчастных влюблённых, Неспетые песни забытых поэтов, Дешёвый портвейн, горькие сигареты. Дорожная пыль превращается в туман. Давай мы затеряемся в тумане том, братан, Пока небо плачет, пока город спит, И нам открывается сумрачный вид... *** Из цикла «Колыбельная»
11
4
179
Философские
...Лица - маски....
У меня есть набор масок Каждый день - новая роль Одеваю утром - счастье А на вечер меняю - боль Я себя уже вовсе не вижу Я для каждого буду любой Как же это я ненавижу Хоть на миг хочу стать собой Я хочу стянуть с себя маски Я пытаюсь, но не могу В этом мире быть не настоящей Я наверное... просто хочу
488
31
49170
Слова поэта
Хотелось вновь Сказать мне, вам: Я не поэт, И не романтик , А я всего-лишь Жалкий лжец, Который пишет О любви, О чувствах, О никогда не виданных местах Который лжет себе Что любит Кого-то там в любимых столь местах.
444
15
58501
Я плачу...
Мне грустно, я снова плачу В подушку зарыв лицо Нет, все хорошо - я знаю Я просто поплачу еще... Поплачу - за тех, кому больно За тех, кому нечего есть И разве для слёз нужен повод? От счастья..., за то что я есть Поплачу - за тех, кто так болен Поплачу - за себя, за родных О боже, никто не достоин Насмешек, издевательств, войны Поплачу - и никто не увидит До боли искренных слёз Я плачу..., но все же я верю Людей изменит любовь...
337
35
45445
Черновик(для обсуждения)
Ночь. Луна. Мороз И холод. Души загнаны в загон! Сердце вырвано Из тела! Остановлен жизни ход… Он лежит раскинув руки! Смерть с косой над ним стоит. А во взгляде столько муки… На губах последний крик! Жизнь закончилась! Не надо, Здесь сейчас О нем страдать. Просто души Безвозвратно Покидают Земной АД! P.S Пишите что нужно доработать.
292
71
49130
Смерть
Разлук так много на земле, Скажу я Вам, беспечно. Разлук так много на земле, Моя разлука вечна...
278
1
23083
Люди врут
Люди врут. Слишком часто врут. Я, об этом узнав сполна, Не поверю, что ты мне друг И что буду тебе нужна. Ты солжёшь. Ты меня предашь. Люди, правда ли, любят врать... Веру в них не вернешь назад И часы не прокрутишь вспять. Просто мимо пройди — и всё. Ведь обмана я так боюсь... Тот обман, словно в спину нож. Без тебя, но целее — пусть.
268
10
43113
Memento mori
Среди татуировок на теле надпись «Memento mori». [¹] Моя девочка, девочка-море. Таких не удержишь — они всё говорят тебе о просторе. Сегодня здесь, завтра же где-нибудь в Эквадоре. А может шагают по улочкам Праги или под их ногами уже простирается Брест, у них обычно в планах Аргентина, Милан, Эверест, бесконечная смена разноплановых мест: тихие города сменяются высочайшими горами, шумные мегаполисы — морскими штормами. На память своё тело покрывают узорами, каждое тату скрывая за идиомами, сводя тысячи историй к каким-то фразам. Эта девочка точно была в городе рождения джаза. Впрочем, как и в твоем сером Питере, её несколько фото на Невском мимолетно мелькало в твиттере. Написала, мол, этот город горе-писателей ей пришелся весьма по душе, я ответил: «Только не влюбляйся в поэтов», на что получил: «Прости, я уже». Эйфория с такими уж точно ходит бок о бок, её взгляд узнаешь среди ста незнако́мок: прожигающий и в переизбытке наполненный жаждой — обещаю, в её глубине заблýдится каждый, в этих недрах, откуда рождаются тысячи строк, западная внешность, но внутри — неподдельный восток. Она знает: ничто здесь не вечно, как и этот поток. Стремление оставить после себя, как можно больше, наполнив смыслом каждый свой эпилог. Впрочем, и своё завершение тоже. Запомниться всем ярким пятном, быть ни на кого не похожим. Остаться в твоем сознании, как девочка-море, которая в напоминание о смерти набила тату «Memento mori». ___________________________ [¹] Memento mori («мeменто мори», с лат. — «помни о смерти», «помни, что смертен»)
263
18
1656
простое ничего
Предали, убили, Какими-то словами. Морально задавили, Пригрозив мечта́ми. Зачем же нужно было? А просто так, смеясь. В душе всё тошно ныло, Безу́держки крутясь.
259
24
1979
"Зона комфорта"
Ты находишься в зоне комфорта, Казалось, как же долго к этому шел. А тебя обманули, поймали, И вот врастаешь корнями в пол. Привычная зона комфорта, И никакого движения нет. Шаг влево. Шаг вправо. Остановка. Из окна так раздражает свет. Нет движения и нет роста, Какой печальный оборот. Кажется, что ты свободен, Но тогда откуда усталость и гнев? Ты обременен ложью, И метаешься в судорогах с дрожью, Жизнь –это движение, Если некуда вверх, То придется вниз.
251
9
2107
отчаяние
я видел звездопад в бутылках, но оказалось, это газ. я был потерян и не найден в плену твоих зеленых глаз. я с каждым вдохом угасал, на выдохе - цвело внутри, ведь воздух был повсюду твой, в бутылках звезды - пузыри. я испускал в последний раз те стоны, что любила ты; в ответ же получил слова, без чувств, без прежней красоты. совсем не так, как я хотел, будто совсем чужим я был, ты подошла, со льдом в груди, вменяя вражеский посыл. глядя в зеленые глаза, мне был понятен твой ответ. совсем не тот, какой я ждал. ты прошептала тихо "нет". я попросил тебя молчать, сжимая боль в груди своей, ведь голос твой был для меня любого лезвия острей. я представлял, как он теперь ласкает слух, увы, не мой, но был виновен в этом сам. я ошибался не впервой. я не впервой глаза закрыл на глубину твоей души, что по началу - громче эха, но погодя - как вздох в глуши.
234
57
5487
Она
Её сердце хочет рассвета, Её тело просит заката. Она — тень, вопрос без ответа, Без единой рифмы соната. Лучи солнца греют сердце, Лунный свет раздувает пламя, Открывая днём души дверцы, А в ночи поднимая знамя. Лезвием-временем делит, Разделяет сутки надвое, Днём единому сердцу верит, Ночью живёт утратами. Жизнь её через две границы, Она будто тому и рада: Рассвет сердца рвёт страницы И сжигает их в цвете заката.
221
8
21302
Споткнись
Споткнись об меня, вдохновись и наполнись несуразным абсурдом. Твоё "милая, ты безрассудна" закончится поэтическим бунтом: ломанными ритмами и рифмами невпопад. За искусством с головой прямо в ад, презирая каноны и все твои правила. Смотри, я себя со́здала, чтобы всем раздать, а остаток — расплавила. Растворилась в происходящем до мельчайших частиц, узнаешь об этом в сотне-второй исписанных страниц. Только не спрашивай откуда там кровавые пятна, и эти волны от слёз или листы изначально так были помяты? — Предыстория тривиальна, поэтому и забыта, закопана, уже рождённым бабочкам нет дела до прошлого кокона. Им бы стать теперь причиной исконного шторма, когда разрушение терпит каждая привычная форма. [¹] Где-то на другом полушарии их невинные взмахи обернутся впечатляющим зрелищем, — не сомкнуть глаз ни единому, порожденному хаосом, детищу. Выполнение своей функции обещает наполненный смыслом конец. Мой же отобьётся острыми строчками среди этой толпы сердец. Эй, смотри: я поэт, я исконный талант, я чёртов творец. [²] А твоё мнение здесь будет совершенно не к месту, — осознавший себя, не слышит ничьих протестов. Он давно замкнут в своем сознании. Предназначение для таких подобно какой-то мании. То́нущему в молчании, нужда публичного обожания приходит лишь в момент созерцания, — созерцания своих же плодов, вымученных пересечением разных концепций Богов. Ну же, споткнись об меня так же, как я спотыкаюсь об солитие их первородных основ. ___________________ [¹] — Отсылка к "Эффекту бабочки" [²] – Отсылка к моему стихотверению: https://www.surgebook.com/bisovadivchina/poem/schaste-eto-proval
217
13
13149
Девочка
Ночью скрипит кроватка, Сон стережёт медведь, Девочка стонет так сладко, Ей лишь 17 лет. Косы плетёт та исправно, В школу всех раньше идёт. В мыслях всё нежно и плавно, Знает, что там её ждёт. В томике Бродского тихо Marlboro в сумке лежит. Пишет в тетрадке красиво: "Демон всех нас защитит". Знает, что вымерли принцы, Белые кони - обман, Есть лишь дети лисицы И хамоватый кабан, Плюшевых псов уважает, Терпит их преданный взгляд, Но а сама точно знает: Собачкой быть не вариант. Скачет стрекозкой по полю, Тонкостью крыл поразив, Юных кузнечиков вволю Милостью повеселив. "Мама, я в библиотеку", "Мам, это Ася звонит". Разум спускает всё слепо, Сердце желаньем стучит. Треплет её, непутёвую, Ласковый нежный зверь: - Нравишься ты мне лишь голою, Ну, раздевайся скорей! Юная милая дура, Кто ж тебя сделал такой? - Мода всё это, культура, Пьяной быть и разбитной, Песни петь скрежета полные, Толстые книжки читать, Смотреть на полотна не новые, Пытаться в них что-то понять. Жахаться за гаражами - Это твоя мечта? Грусть усмирять вечерами Бутылкой сухого вина? Девочка спит, не проснётся. Кружится рядом дурман, Лижет и внутрь всё рвётся В поисках свежих ран.
213
51
3996
Что с вами стало?
Что с вами стало дамы? Куда пропал ваш пыл и шарм? За вас мы покоряли страны, За вас пересекали океан. За вас стрелялся Пушкин, И умирал, с улыбкой на лице, А нынче, ты одна из предыдущих, Одна из кукол, не принцесс....
207
34
6628
Чем хуже – тем лучше
Выгнать всех из собственного ада, чтобы написать историю самому, чтобы выйти из тривиального ряда, собой впечатлив даже исконную тьму. На публику сыграть мелодию на своих самых болезненных клавишах, хладнокровно поставить всё на кон, потому что ты уже ни черта не исправишься. Не убежишь. Не излечишься. Не избавишься. Ни от себя, ни от собственной сути. Всё твое творчество подобно только что проглоченной ртути. Вечно пишешь обо всем обжигающе-деструктивными строчками, пренебрегая вступлением и логическими цепочками. Внутренний хаос твоими руками выражается внешним действием, ты не из тех, кто очень долго думает о последствиях. Ты из тех, кто всегда бездумно, резко и глубоко. На завтрак не чай с круассанами, а кровью разбавленное белое молоко. И пишешь так же нестандартными сло́гами. К чему тебе объяснять правила, если ты гордишься своими пороками? "Чем хуже — тем лучше", милая, правда? И чем больший ужас внутри тебя, тем больше ты этому рада. *** Выгнать всех к чертям из своего уютного ада, чтобы наконец завершить эту историю самому, чтобы написать ее в дичайшем формате и не дать вмешаться в неё никому.
196
8
5178
Ненужный бумажный хлам
Переплачется, переболит и забудется. Самые близкие — растворятся во времени, где-то заблудятся. Отпечатаются строчками в твоем новом сборнике, обложка которого через пару лет покроется пылью где-нибудь на подоконнике, это всё превращая в ненужный бумажный хлам, что беспощадно сначала пойдет по рукам, а после и вовсе сгниет по следам всех гениев, уже давно забытых временем где-то там. И твоя история так же растворится в этом ушедшем и подавно забытом, где все, кому ты даже не ровень, стали каким-то обыденным бытом, в переизбытке себя прожитом и изжитом. Еще один, чья индивидуальность беспощадно обрастет ярлыками, — история переварит, но толпа будет выблевывать тебя кусками. Со всеми стихами и веществами, что лягли в основу эксцентричной личности — да, того самого симбиоза поэзии и хаотичности, где точка критичности — не переломный момент, а развлечение в чистом виде. Восхищайся мной, презирая и ненавидя. Не переваривая ничего из рожденного мною ранее. Не зацикливайся: я эфемерное, случайное мерцание. Мимолетное касание, мимолетное цветение и созерцание, что деформирует пространство своей внутренней сущностью. Я возьму тебя сложностью, — не простодушностью. Возьму тебя и сделаю частью нового сборника. Но ты забудешь меня, как и забыл вытереть пыль со своего подоконника.
190
14
5811
РЕКОМЕНДÁЦИЯ
Не притворяйся ты другой, Послушной, ласковой и нежной. Останься ты сама собой, Пусть даже и небрежной. Не майся, слышишь, ерундой, Не становись для всех прилежной. Единственному будешь ты звездой, Хоть и останешься "кромешной"...
190
2
9887
Он хороший, правда
Да-да, посвящай мне стихи и целые вечера, а после я пьяная расскажу таксисту, о том, как он коснулся моего плеча, но я не смогла — его сознание слишком чисто. И слова просты по его изначальной природе, а вы только на меня взгляните: я же совсем не его породы. Он дарит мне цветы в надежде показаться милым, а я свои кошмары вывожу чернилом: неровными линиями несуразный смысл, чтобы в каждом штрихе видна была своя сумасбродная мысль. А он восторгается мной и всё лепечет, что я особенная. Но я то знаю, что тут ни черта нет, всё слишком поверхностно и обособленно. Во мне внутри — пустота и крайне бездонная бездна, а он путает это с пламенем, от которого можно согреться. Он хороший, правда, но я сегодня — слишком голодная, он ищет человеческого тепла, а мне бы чего-то животного.
189
15
1264
Рожденный изъяном
Бери мои стихи и кидайся ними в кого попало, — вытащенная поэзия из подвалов. Талантливый ребенок — талант провалов, скинувший твоих Богов со всех пьедесталов. Разбит, расклеен и ни черта обратно не собран. Раздет догола, изрядно разодран, — истощенное тело, полное ссадин. Поверь, я с детства был совершенно нескладен. Рожденный изъяном на ткани вселенной. Таким не константой быть, а переменной. Заложник многоличия, чертовый пленный. С пеленой на глазах твой тысячный n-ный, застрявший в круговороте искусственных реакций, выбрал быть поэтом среди всех вариаций. Прости, но я — поэзия та, что по акции, — просто дополнение к твоему безумию, пишущая вечно то, что вздумаю. Принадлежащая всей натурой точно не к этому миру. На ужас внутри тебя, отвечаю короткое "мило". На ужас внутри себя — достаю чернила. Чтобы исчерневшее сознание наконец пустило корни на заданном отрезке времени. Быть не личностью, скорее — восходящим явлением. Явлением, но какой-то дичайшей концепции, чьи слова распространяются уже по инерции. По инерции кому-попало. Бери мои стихи и смотри как я лечу с твоего пьедестала.
185
22
1298
Он
Он спокойно возьмёт сигарету, Поднесёт к губам не спеша. Не волнуют его силуэты, Что поодаль в тени кишат. С расстановкой, медленно, тихо Он расскажет, как прошёл его день. А эмоции меняются словно вихорь, Незаметно дрожит даже тень. Его скулы красивы и выточены, Бросит он хладный взгляд в пустоту, Губы скривит в улыбке вымученно, А зрачки погребут в черноту. Сигарета меж пальцев истлеет, Подойдёт к концу монолог, Он сомкнет свои губы плотнее, Завершив тем ,кажись, свой пролог.
182
9
3459
Полет
Ты вошла в мою жизнь так легко, Так вольяжно и нехотя даже За тобой я взлетел высоко, Забывая, что я тебе тяжесть. Ты вошла в мою жизнь не хотя, Убегая за солнцем весенним, Я бежал за тобою кряхтя, Своих чувств незадачливый пленник. Ты подняла меня до небес, Не желая любовью делиться, Я вцепился в тебя словно бес, Побоявшись на землю спуститься. Ты бежишь от меня не спроста, Ты так чувствуешь сердцем огромным, То что я для тебя - пустота. Обернувшая болью истомной. Ты вошла в мою жизнь так легко, Ты уйдешь из нее безвозвратно, За тобой я взлетел высоко, Но как больно спускаться обратно.
182
33
5566