twopizza
@eyesdecay
тупица
Стихи
отчаяние
я видел звездопад в бутылках, но оказалось, это газ. я был потерян и не найден в плену твоих зеленых глаз. я с каждым вдохом угасал, на выдохе - цвело внутри, ведь воздух был повсюду твой, в бутылках звезды - пузыри. я испускал в последний раз те стоны, что любила ты; в ответ же получил слова, без чувств, без прежней красоты. совсем не так, как я хотел, будто совсем чужим я был, ты подошла, со льдом в груди, вменяя вражеский посыл. глядя в зеленые глаза, мне был понятен твой ответ. совсем не тот, какой я ждал. ты прошептала тихо "нет". я попросил тебя молчать, сжимая боль в груди своей, ведь голос твой был для меня любого лезвия острей. я представлял, как он теперь ласкает слух, увы, не мой, но был виновен в этом сам. я ошибался не впервой. я не впервой глаза закрыл на глубину твоей души, что по началу - громче эха, но погодя - как вздох в глуши.
227
56
4599
я искренне рад
я искренне рад, что однажды смогу уснуть. мне бы веки сомкнуть, как стисается темнота. в опустевшей палате хлебать из тарелки муть обречён до прощального вздоха, увы, неспроста. ночь испачкалась блеском, глядит на меня в упор, восхваляет меня, как убитого драмой поклонника, пожирает глаза неразбавленный чистый хлор. мне б набрать высоту да в сугробы нырнуть с подоконника. мне б вдыхать горький дым, исходящий с твоей одежды, мне бы зреть непробудный сон на твоих коленях. богоматери лик изгоняет с палаты нежить, а намаянный бес с головы всё никак не слезет. в коридоре несётся по душу мою каратель с окровавленной пикой, что сеет за дверью ад. мне прикажет прокуренным басом купаться в яде, но щемящая боль из прогнившего сердца - и есть мой яд.
57
13
826
тому, кто знает, о чём я.
почему ж мы с тобой превратились в законченных идиотов? котёл за котлом у которых в аду кипит, у которых для кораблей не найдётся свободных флотов, а в небе любой самолёт облаками сбит. почему ж мы с тобой превратились в нечаянных незнакомцев? гордых очень, должно быть, не созависимых. у которых луна освещает космос не хуже солнца, а земли оборот набирает раскат немыслимый. почему ж мы с тобою без устали убивались, когда километры жадно съедали объятия? мы при "дикой любви" с тобой даже не попрощались, но о чувствах друг другу вещали подобно писателям. почему? почему ж мы с тобою стерпели своё поражение? для чего мы играли в несовместимых тварей? глупость, видно, взяла на себя правление, раз уж зверь стал водиться с бездушной швалью.
7
0
83
летаргия.
то была жалкая летаргия. увы, нам с тобой её не избежать. как в клетке, забившись от истерии, нещадно время своё, трать. предавайся задумчивости искусно. пусть совесть съедает твоё лицо. весь род людской – азкабана узник, а нам зачем быть в толпе глупцов? пускай черти сами в бреду утопятся, и я, без тебя, – кораблём ко дну. бок о бок с шутами повисну в пропасти, за адову землю шагну в войну. дай волю глазам, чтобы зреть утопию, чей прах хоронит былую чернь. в глупцов отныне качают опиум, чтоб страх в сердцах на века померк. толпа чертей на плаву впредь держится, и я, с тобой, рассекаю бриз. победа в войне до конца одержана, эдем на земле для шутов, как приз. очнись, это жалкая летаргия. увы, нам с тобою пора умирать. как в клетке, забившись от истерии, нещадно время своё, трать.
16
2
194
обращение к Есенину
мне очень нужно с вами умереть, не видеть чтоб отныне этих споров, и рвоту чтоб людскую не смотреть от беспрерывных чуждых приговоров. катиться вниз, увы, не ваш удел. взлетели вы без крыльев выше птицы, узреть чтоб с ввыси тех, кто в раз посмел плести о вас цинично небылицы. мне очень нужно к вам, чтоб вас любить, не вспоминали вы чтоб грустную усталость, чтоб больше вы не мчались сообщить, каков же был, и что же с вами сталось. тот чёрный человек, прескверный гость, читал вам жизнь какого-то прохвоста, на части ваше сердце чтоб рвалось. разбито зеркало, назад вернуть непросто. мне очень нужно с вами в тот кабак, себя чтоб вы не тратили в скандалах, не уверяли больше в том, что вы слабак, когда шальная жизнь купалась в шквалах.
94
48
981
запретный плод
глубокие очерки, взгляд, выражение, чувства подобно запретному плоду так сладостны и безбожны. небесные очи, в каких лишь печаль и усталь, сухие уста без улыбки и шёпот ложный. каштановый волос с смешным завитком над ухом, изящная родинка на линиях скул под глазом, ранимый характер с поистине сильным духом, дурные манеры несходны невинным фразам. чарующий облик подобен обличию ангела, однако в душе утаились черты и демоны. руки однажды мягки, а затем окровавлены. абрис синхронно силён и синхронно немощен. теснимся с тобой под дырявым зонтом у моря, гранатовый свет разбавляет цвета бледной кожи. небесные очи склонились в унынии, может от горя, сухие уста без улыбки и шёпот тревожный. порывистый сивер ласкает каштановый волос, искусным узором персты обвивают мой стан, по ветру струится охриплый простуженный голос. мой разум от запаха миллера харриса* пьян. сигаретная дымка мозаикой тает в тумане, посиневшие пальцы сжимают растлевший папирус, догорает закат, темнота сновидением дурманит, убивает сознанье подхваченный грипповый вирус. бесконечно тепло, но виновна совсем не погода - чарующий облик, прильнувший уветливо к стану, дурные манеры, ранимый характер и ода, что шепчут сухие уста мне на ухо, как тайну. зарываюсь руками и носом в каштановый волос, вдыхаю дурманящий харрис и дым сигарет, слух безбожно ласкает охрипший простуженный голос, ты из сотен плодов самый сочный и сладкий запрет.
91
22
959