Роман Плевин
@shitty_writer
Открывание консервной банки — тоже может быть искусством.
Книги Все
Стихи Все
Мосты
Ты же моя Пламенная принцесса. С каждым днём сжигаешь мосты. Почему же ты так пылаешь гневом, разъедая наш стык? Припоминаешь мне все, все косяки, тыкая в это, будто собаке Ну и зачем же ты убираешь этот бардак, нарекая какой я болван и дурак? И ни капли ласки, только страх черной, холодной ночи Кто из нас громче друг на друга накричит «Не кричи!» А я уже перечёл, все акультные предсказания Самое приятное, самое унизительное мне, твое сострадание Оно сострадает и бьется, пытаясь выйти наружу, Но ты все свои пальцы держишь на спусковых крючках ружей Я так устал биться в эти стены, сидя в осаде, крича каждый раз «Впусти» И если мы не любим друг друга, откуда берутся все те же мосты? Только горящий мост и ты, что разжигает всю боль, ненависть, стыд. Излевая желчь, которую платочком не скрыть. Что бы потом задаваться вопросами «как же нам дальше быть?» Кроет. Да так, что не сравнится ни один удар по лицу. Это течет по венам, костям, коже, рукам, игле, по шприцу И швырни уже в меня тарелку, чтобы я убирался к своим блядям. Чтобы я на самом деле остался. Острожно подошел, убрал с лица немного волос и крепко обнял. Смотри, я даже убрал с горла руки, я больше тебя не душу Больше не нужно до тла ничего сжигать, только верь мне, прошу
7
0
386
Грязь
Тучи кровоточат от сердца ночного По лабиринту гуляет ветер. Взмывает бетон сталь и стекло Все глубже входит катетер. Сердце, вены и плоть, горячая кровь побежит по дорожкам Пульсация, дающая жизнь, Холодные мурашки, бегущие по ладошкам. Кровь на руках, на улице и аллеях Густая, холодная, дающая смерть Для убитого пулей уже настал конец В тот самый день, когда был вылит свинец Для бесконечности что конец, что начало Практически не различимы Одну вселенную разорвало Другие из-за такого толчка внезапно ожили Я не хочу тонуть, уступать места для творцов Я ещё не сыграл Свою бесконечную черную симфонию Составленную сквозь время из рук и зубов Это любовные письма меж звёзд Написанные кровью, непрочтёные и нежеланные. Познакомившиеся с огнем, Посыпаные солью И сожранные живьём.
3
0
282
У смерти не власти.
(Основная идея и пара моментов позаимствована у Дилана Томаса) Смерть всегда, всегда должна быть одна, Но с человеком в окне и пока светит Луна. Когда их кости почищены, тогда исчезнут их кости Они развеются прахом, заглянув напоследок в гости. У них будут звёзды. На лОкте и на ногах Они с ума все сойдут, но мудрость будет звучать в их устах. Задохнутся ли в космосе счастья, воскреснут ли вновь Влюбленные гибнут, но не любовь. У смерти нет власти. У смерти нет власти. И ей всё равно Ты смотришь на море, через окно Бесследно их прах не смоет волной И ты до конца, будешь рядом со мной. Не сломлены были на пытках у зла Хруст позвонков, и скрип затянувшегося узла. В конце концов, зло кончается смертью, Но даже свет звёзд бессилен раскиданой сетью. И смерть всё безвласна. У смерти нет власти, как и у девы, Чьи слёзы обманут уши твои Они словно волны, бурлящие в гневе, Которые бьются о камни скалы. Посмотри туда, откуда на голову падают капли Ромашки пробиваются сквозь головы, пока не ослабли И у смерти нет власти.
3
3
288